ВАТАНЫМ
Об обществе
Правление
История
Программы
ТАТАРСКИЙ МИР
О газете
Структура
Архив
Редсовет
ВОСТОЧНЫЙ СВЕТ
О журнале
Структура
Архив
Редсовет
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
ПАРТНЕРЫ
АВТОРЫ
ПОДПИСКА

ФОРМИРОВАНИЕ ВЕЛИКОГО ВОЛЖСКОГО ПУТИ

Кирпичников А.Н.


Окончание. Начало см.: ВС. 2005. № 3.

Учитывая роль Волги в становлении и развитии государств, складывавшихся на протяжении веков по её течению, правительство Татарстана задумало и организовало международную конференцию, получившую название «Великий Волжский путь». В течение пяти лет участники конференции совершили научное и общественно значимое путешествие по Волге от истоков до устья. Во время путешествия проходили многочисленные круглые столы и встречи с мэрами городов, расположенных вдоль Волги. Эти материалы создали удивительный фонд источников в области «волговедения» в самых различных аспектах: экономическом, историческом, экологическом, транспортном и т. д.


Развитие торговли начиная с VIII века сопровождалось установлением единой платёжной единицы – дирхема. До начала XI века восточное монетное серебро выполняло функции международной валюты. Количество находок дирхемов в Восточной и Северной Европе в кладах и отдельно составляет более 160 000. Эти находки указывают места торговли, маркируют купеческие маршруты и разъезды сборщиков дани. В некоторых случаях выявленные клады способны реконструировать военные потрясения, происходившие в тех или иных регионах, хотя о них молчат письменные источники. Конкретные причины зарытия сокровищ, конечно многообразны. Подземные ценности при всей их конкретной случайности и непредсказуемости верно отражали тенденции в интенсивности, направлении и даже объёме торгово-денежных операций, в том числе и в системе Великого Волжского пути. Сокрытие в дальнейшем невостребованных кладов, а также использование дирхемов для изготовления украшений исключало из обращения часть наличного капитала, что сужало торговлю, но не прекращало её развития и грядущего расцвета во второй четверти X века.

Характерна в этом отношении следующая таблица (воспроизвожу её по подсчётам Т. Нуннена). Использовано 223 клада, найденных на территории Европейской России и относящихся к VIII-XI векам. Каждый клад содержит более 5 дирхемов.

Приведённые данные свидетельствуют о неуклонном росте монетных поступлений на территорию Восточной Европы. Как отмечает Т. Нуннен, находки кладов иллюстрируют рост торговой активности в 780-810-х годах, последующее её снижение в 820-850-х годах, резкий подъём в 860, 870 и 880-е годы. Вторая четверть X века принесла новый рост активности, очевидно, связанный с увеличением объёма сделок. После 1025 года поступление куфических монет снижается. Приведённые сопоставления отражают реальные обстоятельства, в частности, показывают знаковое увеличение монетных поступлений на Русь в 860-880-е годы. Это время совпадает с деятельностью основателя новой династии князя Рюрика. Здесь угадываются энергичные действия нового династа, направленные на расширение международной торговли, достигшей расцвета в 925-м – 950-е годы, что примерно соответствует времени правления Ольги и Игоря.


Века

Число кладов

Число дирхемов

VIII

7 (3,1 %)

1156 (1 %)

IX

75 (33,6 %)

22 551 (24 %)

X

121 (54,3 %)

58 804 (61 %)

XI

20 (9 %)

13 121 (14%)


Территориально клады имеют отношение к функционированию водных и иных путей, хотя не всегда с ними точно совмещаются. Примером тому – Великий Волжский путь. Если его северная часть для VIII-IX веков от Ярославля до Старой Ладоги сопровождается рядом кладов, то Среднее и Нижнее Поволжье от них почти свободно. Это можно объяснить тем, что на отрезке пути, проходящего по территории Хазарского каганата, видимо, отсутствовала необходимость прятать денежные капиталы, их везли в другие места. Здесь в рассматриваемый период, за исключением Итиля, прибрежных поселений или не было, или они были до крайности редки. Как верно заметил А.В. Фомин, степень насыщения района монетными находками не всегда пропорциональна его причастности к торговле. «При значительном увеличении ввоза серебра (из Халифата) и его быстром перемещении клады выпадают реже или вовсе исчезают. Численность находок велика там, где монетный поток замедляет движение, где создаются условия для его распределения в округе».

Приведённое толкование помогает объяснить существование пустынных от кладов пространств по течению Дона и Волги и появление отложений сокровищ в верховьях, например, Дона, в землях вятичей, и в верхнем Поволжье – районе Северо-Восточной Руси. Находки монет как раз обнаруживаются в местах проживания оседлого населения и, наоборот, в степных районах, где не отмечается прочной оседлости, клады обнаруживаются крайне редко. Волга протекает и в зоне степи, где оседлость в тот период или отсутствовала, или намечалась слабо, или нарушалась кочевниками, такими, как печенеги, а затем половцы. Добавим недостаточную изученность нижней Волги, ведь точно не установлено даже место Итиля. Таким образом, отсутствие монетных находок нуждается в объяснениях, но вовсе не свидетельствует об отсутствии на тех или иных территориях денежного обращения и торгового судоходства.

Начало дирхемной торговли относят к 70-80-м годам VIII века. Ныне накапливается всё больше данных, позволяющих отодвинуть начальный период этого глобального явления к 50-60-м годам VIII века. В это время сложились благоприятные для развития экономики политические обстоятельства. После 737 года прекратилась арабо-хазарская война. В отношениях между двумя государствами наступил преобладающе мирный период. Военное противостояние уменьшилось и благодаря тому, что в упомянутом году часть хазар приняла ислам. Уже в 730-х годах купцы из Хазарии и Дербента стали расширять торговые контакты. Обнаружилась необходимость двигаться на север в поисках мехов и других ценностей. В зоне Великого Волжского пути возникла новая урбанистическая ситуация. На северном и южном полюсах этой системы появились: после 723 года Итиль, не позже 753 года Ладога, в Подонье в 830-х годах Саркел.

В первой половине VIII века в регионе Балтийского моря отстраиваются новые города Рибе, Бирка, Ральсвик, Рерик, Павикен и др. Почти одновременное создание городов на торговых маршрутах неслучайно и знаменует разворот устойчивых «всесветных» купеческих операций.

Оценить влияние дирхемной торговли в славянских землях Восточной Европы, точнее, каганате русов, в её начальный период (до 830 года) позволяет такое наблюдение. Использование аббасидских дирхемов африканской чеканки весом около 2,73 грамма, а именно они преобладали в кладах первой трети IX века, оказало влияние на становление русской денежно-весовой системы, что, по-видимому, произошло вряд ли позже рубежа VIII и IX веков. В гривне IX-X веков, имевшей вес 68,22 грамма, содержится 25 подобных дирхемов, в русском исчислении 25 кун. В более поздний период распространение получили дирхемы азиатской чеканки весом около 2,85 грамма.

Среди важнейших ранних коммуникационных, рыночных и транзитных центров, по праву следует назвать Ладогу. Этот ключевой город, где сошлись Волжский и Днепровский пути, а также сухопутные дороги к северным народам, может служить точным и чутким показателем функционирования торговых маршрутов средневековой Евразии, включая и Великий Волжский путь.

В низовьях Волхова в зоне порогов протяжённостью не менее 65 км образовалась особая Ладожская волость с укреплёнными городками, дорожными станциями, лоцманской службой, складами, купеческими гостевыми домами, пристанями. Не позднее середины VIII века Ладога стала главным центром славянских и финских племён, а затем государственной резиденцией и фамильным владением дома Рюриковичей. С Ладогой ассоциируется доваряжский «великий город», названный в Иоакимовской летописи. Как бы в продолжение этой традиции в одной исландско-норвежской саге (около 1034 года) Ладога отмечена как «большой торговый город».

Именно через Ладогу проходило основное караванное торговое движение и реэкспортировалось в страны Балтийского региона от трети до половины всех попавших на Русь в IX-X веках куфических монет.

О торговых и иных связях, первоначально многоэтапных, между Северной Русью и Востоком во второй половине VIII века свидетельствуют различные находки. Южные импорты V-VIII веков, как известно, встречены в Финляндии, Прикамье, других местах севера Восточной Европы. Показательны в этом отношений примеры ладожской археологии.

В Старой Ладоге, в слое 750-760-х годов, связанном с её первыми поселенцами, обнаружены стеклянные мозаичные и глазчатые бусы, а также цилиндрические и многочастные пронизки передневосточного или средиземноморского происхождения.

Потребность европейцев в восточных бусах была настолько велика, что их производство в Халифате в целях экспорта в середине VIII века, по сравнению с более ранним временем, возросло в 10 раз. Привозных бус оказалось недостаточно. И в Ладоге, судя по обнаруженным бракованным бусам и остаткам стеклодельных мастерских, в последней четверти VIII века переходят к массовому выпуску пользующихся растущим спросом стеклянных украшений. Опять же в Ладоге, в остатках ювелирно-кузнечной мастерской 750 года найдена костяная пластина с изображением судна с треугольным парусом.

Это граффити – наиболее ранний рисунок паруса подобного очертания среди известных в Северной и Восточной Европе. Возможно, с таким устройством паруса ладожане могли познакомиться в середине VIII века, общаясь с приезжими мореходами или у себя дома, или в плаваниях в бассейне Волги.

В 80-е годы VIII века и в первые два десятилетия IX века обстановка в Восточной Европе осложнилась. Прямо или косвенно повлияли разбойничьи походы викингов, первоначально затронувшие прибрежные районы Западной Европы. Скандинавов манили неведомые, богатые страны Востока, добраться до которых можно было только речными путями Русской равнины. В Среднем и Нижнем Поволжье пришли в движение мадьяры, начавшие свой путь на Запад, а затем печенеги. Власть хазар и «страх» перед их военной силой в зоне степей между Азовским морем и низовьем Волги были ослаблены выступлениями коалиций народов, пытавшихся освободиться от хазарского ига. Преемник Рюрика князь Олег, овладев Киевом, и объединив север и юг Руси в единую державу, ослабил хазар, освободив от дани северян и радимичей. В 907 году состоялся победоносный поход Олега на греков. Войны велись этим правителем и в других местах. Все нестабильные обстоятельства временно нарушили режим евразийской торговли по Великому Волжскому пути.

Однако не следует преувеличивать влияние даже заметных военных событий на экономику. Источники точно фиксировали разбойничьи походы русов на Каспий и Закавказье. Они имели место между 864 и 884 годами, в 909-912 годах (два похода), 912/13 и 943/44 годах (на более поздних не останавливаемся). Примерно на столетие приходится 5-7 военных лет, остальные открывали простор для мирных торговых контактов. Поправки на неучтённые конфликты вряд ли принципиально изменят ситуацию.

С провозглашением Киева новой столицей важнейшей магистралью страны становится Балто-Днепровский путь. Отныне торговые потоки и связи Руси направляются не только на города Передней и Средней Азии, но и в Византию. При этом Великий Волжский путь, который в течение VIII и большей части IX века был практически главной дорогой, и в X столетии не утратил торгово-транспортного значения. Около 900 года происходит географическая переориентация исламской торговли в Восточной Европе. На смену прежним лидерам Ираку и Ирану выдвигаются государство Саманидов в Средней Азии.

Через Хазарию и возвысившуюся в X веке Булгарию Русь и страны Балтийской Европы продолжали получать восточные изделия и арабское серебро. Объём этих ценностей по сравнению с IX веком заметно возрос. Главнейшим транзитным центром исламской торговли с Европейским миром становится Булгар и города Булгарского царства.

В пору расцвета волжской торговли в ней, по словам восточных авторов, принимали непосредственное участие русы, булгары, буртасы, хазары, арабы, евреи и через перекупщиков – северные вису и югра. Этот перечень не полон, но в нём уверенно выделяются главные партнёры – русы, булгары и хазары. Они образовывали свои клановые купеческие сообщества. О поистине безграничном размахе их деятельности мы можем судить по поездкам еврейских торговцев, которые ездили с запада на восток и с востока на запад, преодолевая рекордные по дальности расстояния от Испании до Китая. Их общины отмечены, в частности, в Итиле, Самкарце-Тмутаракане, Киеве. Зная персидский, греческий, арабский, французский, андалузский и славянский языки, эти купцы вместе с другими разноэтничными торговыми объединениями находились в авангарде восточно-европейской коммерции.

Среди разноязычных купцов русы вызывали повышенный интерес. Ведь за ними, как не без оснований считали современники, стояли большие товарные ценности и неизведанные места жительства. Ибн Русте в своей «Книге драгоценных ожерелий» (903-913 гг.) отмечал, что «единственный промысел (русов) – торговля собольими, беличьими и другими мехами, которые они продают желающим, плату же, получаемую деньгами, завязывают накрепко в свои пояса». Другой автор, Ибн Хаукаль, относительно мехов, которые привозились к хазарам, писал, что «лучшие из них добываются в стране русов, а некоторые дорогие меха привозятся из страны народов Гог и Магог (обозначение легендарных северных народов), (эти меха) доходят до русов вследствие их соседства с народами Гог и Магог и торговли с ними, и они продавали их (меха) в Булгаре, пока не разорили его в 358 г. (968/69). Часть этих товаров доходила до Хорезма» . Далее Иби Хаукаль прибавляет, что, несмотря на захват русами поволжских городов, приток товаров в Итиль не прекратился.

Подробный перечень товаров волжской торговли в пору её наивысшего подъёма в середине X века приводится в труде аль-Мукаддаси «Наилучшее разделение для познания климатов», написанном около 985 года. Здесь перечисляются, в частности, товары, привезённые из Булгара в Хорезм, а именно: меха соболей, белок, горностаев, хорьков, ласок, куниц, лисиц, бобров, зайцев, коз, далее воск, стрелы, береста, высокие шапки, рыбий клей, рыбьи зубы (моржовые клыки), бобровая струя, янтарь, выделанные кожи (юфть), мёд, лесные орехи, соколы, мечи, панцири (точнее, кольчуги), берёзовая древесина, славянские рабы, овцы, рогатый скот.

Все эти товары высоко ценились (например, раб стоил от 70 до 300 дирхемов) и в Среднюю Азию из других мест, кроме как из Поволжья, не поступали. Среди перечисленного обнаруживаются товары преимущественно происходящие из Руси. Таковы меха соболей, белок, горностаев, куниц, лисиц, зайцев, также воск, кора и древесина берёзы, янтарь, высокие шапки, мёд, мечи, кольчуги, славянские невольники. В этом списке не только изделия русов (здесь, уверенно, русских), но и приобретённые ими у соседних народов, например, меха соболей, белок, куниц. Русы – одни из самых преуспевающих «меховщиков» своего времени, действительно, самый дорогой груз получали из доступных им северных регионов. Кроме мехов на восточных рынках ценили высокие, отороченные мехом шапки (они станут своего рода национальным убором князей домонгольской Руси), кольчуги и мечи, как привозные франкские, так и местные древнерусские, называвшиеся слиманскими или сулейманскими, по имени библейского царя Сулеймана – Соломона.

Список ал-Мукаддаси свидетельствует о том, каким мощным торговым транзитным центром был Булгар. Показания этого же списка приложимы и к Итилю, откуда «все товары поступали на рынки Азербайджана, Армении, Ирана, Хорасана и Византии, доходили до Багдада, Джурджании (Ургенча), Мерва, Бухары, Константинополя и даже Александрии».

«Товарная интеграция» Евразии в последней четверти I тысячелетия н. э. проявилась в стандартизации производства определённых популярных изделий в странах и регионах, достаточно далеко отстоящих друг от друга. В обиход вошли однотипные стеклянные, сердоликовые, хрустальные бусы, привески и бусы из янтаря, костяные гребни, некоторые украшения из бронзы, гирьки и весы для взвешивания монет, международные по форме мечи, боевые топоры-чеканы, отчасти наконечники копий и стрел, также кольчуги, сходные по форме щиты и булавы. Распространились высокие шапки, подбитые мехом одежды, возможно, использовались одинаковые по устройству корабли. Наряду с этнически нейтрально украшенными вещами употреблялись украшения, оружие и бытовые изделия, имевшие местные черты. Славянки носили скандинавские фибулы и салтовские стеклянные лунницы, булгары пользовались русским оружием, арабы употребляли русские шапки. Международная торговля, однако, не привела к тотальной нивелировке национальных культур, которые продолжали развиваться на местной основе, обогащённой новыми элементами и заимствованиями.

Начиная со второй четверти XI века международная транспортная миссия Великого Волжского пути снижается и приобретает всё более выраженное региональное значение в связи с истощением восточных серебряных рудников и, как следствие, уменьшением чеканки монет, разгромом князем Святославом в 965 году Хазарии, растущим внедрением в экономику европейских стран германского денария, снижением самостоятельной военной и торговой активности скандинавских викингов, усилением со второй половины X века государственного значения для Киевской Руси Балто-Днепровского пути.

Тяжелейший удар по волжской навигации был нанесён татаро-монгольскими войсками, разгромившими булгарские, мордовские и многие русские города Северо-Востока и Юга Руси.

Новую роль Великий Волжский путь приобретает в период господства на Нижней и Средней Волге Золотой Орды. Не случайно на великой реке возникает столица этого государства Сарай, а на Волге появляются караваны судов армян, персов, индийцев, арабов, греков, генуэзцев, русских. Жителям Подонья и Поволжья предписывалось заниматься водной транспортировкой судов, за что они освобождались от других обязанностей. Торговое и транспортное значение Волги в дальнейшем во многом определялось политическими обстоятельствами, но всегда оставалось достаточно заметным в отношении внутрирегиональных связей.

Расцвет Волжского пути в период раннего средневековья обозначил собой целую историческую эпоху, которая оставила великое наследие. Этот путь стал воплощением многовековой живительной связи человека и природы. Он принадлежит к явлениям земной цивилизации, которые не уходят в прошлое и по своему неохватному значению, хотя и меняются во времени, но в конечном итоге принадлежат вечности.



Оглавление

COPYRIGHT © 2005-2014 | сопровождение сайта www.astramarketing.ru
Рейтинг@Mail.ru