ВАТАНЫМ
Об обществе
Правление
История
Программы
ТАТАРСКИЙ МИР
О газете
Структура
Архив
Редсовет
ВОСТОЧНЫЙ СВЕТ
О журнале
Структура
Архив
Редсовет
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
ПАРТНЕРЫ
АВТОРЫ
ПОДПИСКА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ И МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ОТНОШЕНИИ БУДУЩИХ ПОКОЛЕНИЙ

Радченко А.Ф.,
кандидат политических наук


Начиная с 2030, одним из существенных условий конкурентоспособности любой страны будет являться качество и количество её человеческого капитала. С проблемой дефицита его в будущем может столкнуться любая развитая страна мира. Об этом свидетельствуют исследования целого ряда учёных, как в России, так и за рубежом.

«До рубежа 2000 года население нашей планеты росло с постоянно растущей скоростью, – приводит расчёты российский учёный Сергей Капица. – Однако после того, как в 1995 году население достигло своего максимума, скорость роста начала уменьшаться. Всё это свидетельствует о заключительной стадии глобального демографического перехода».

Одним из следствий демографической революции стало резкое сокращение числа детей на каждую женщину в развитых странах. Сергей Капица приводит такие цифры. В Испании число детей на одну женщину равно 1,20, в Германии – 1,41, в Японии – 1,37, в России – 1,3. Между тем, для поддержания простого воспроизводства населения в среднем необходимо иметь 2,15 детей на каждую женщину. Практически на одного ребёнка больше, чем это есть сегодня.

Этому падению рождаемости способствует кризис механизмов самоорганизации общества, выраженный прежде всего распадом традиционных ценностей семьи.

При завершении демографической революции (ближе к концу XXI века) наступит существенное старение человека.

Этот же тезис разворачивает в своей книге «Следующие 100 лет» американский политолог, основатель и исполняющий директор частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR, Жорж Фридман. «Фронт современного кризиса определяется старением населения в передовых промышленных странах мира, – пишет он. – Отчасти грядущий кризис населения будет социальным, он коснётся структуры семьи. И у всё большего числа престарелых людей не будет никого, кто бы мог о них позаботиться».

Так в чём же выход? Подлинным решением проблемы станет стремительное и резкое увеличение рабочей силы путём иммиграции. Хотя сегодня многим такая мысль кажется чуждой или абсурдной.

«Все развитые страны столкнутся с этим, – утверждает Жорж Фридман. – Тем временем страны среднего уровня развития настолько улучшат свою ситуацию, что всякая необходимость иммигрировать в более развитые страны исчезнет. Или уменьшится. Сегодня это трудно вообразить, но к 2030 году страны начнут конкурировать за иммигрантов. Разработка иммиграционной политики будет сопряжена не с поиском способов недопущения иммигрантов, а наоборот, с привлечением их. Даже Америке придётся изобретать стимулы для иммигрантов».

Иммиграционная реформа потребует в 2030 году прямого государственного управления. Той же Америке, например, по словам Жоржа Фридмана, нужна будет миграция двух типов. Первая – та, кто будет обслуживать стареющих американцев. Вторая – люди, разрабатывающие новые технологии для повышения производительности труда. Физики, инженеры, медики и т. д.

Демографическая революция выражается не только в демографических процессах, но и в стратегических проблемах и технологических аспектах безопасности разных стран. В развитых странах мира отмечается резкое падение роста, при котором человечество не возобновляется, а стремительно стареет. А в развивающихся странах мира пока ещё наблюдается обратная картина. Там преобладает молодёжь, которая быстро растёт. Преобладание молодёжи без возможности её трудоустройства – это мина замедленного действия. В любой момент может взорвать любое общество.

Таким будет новый мир, в котором придётся жить нашим детям. То, что в будущем на одного ребёнка ляжет забота о четырёх будущих пенсионерах – важно осознать уже сегодня. Осознать и к этому подготовиться, заложив тем самым основу суверенитета страны в будущем.

Готовность к этим изменением сложно сформировать, основываясь исключительно на принципе знаниевого подхода, главенствующем в современной школе. Проблема заключается в том, что вся система образования сегодня работает на подготовку эрудита. И основная функция, которую тренируют в школе, – это память. Почти 80% времени на уроке дети читают и пересказывают тексты, без анализа материала.

Между тем, современные исследования показывают, что до 70% информации, необходимой для жизни, дети в городах получают не в школе и даже не в семье, а посредством игр, общения со сверстниками и жизни в городской среде. И школа, реагируя на это новое, начинает меняться. Но несколько своеобразно. Сегодня её роль сводится к двум функциям: элементарный ликбез (без базовых знаний нельзя) и приостановка в развитии детей, потому что детей сегодня от всего нужно охранять. Слишком много опасностей хранит современный мир и слишком заняты сегодня в экономике родители. Между тем, мы пытаемся вводить в школы инновации. А инновации – это, прежде всего, культура поиска нового. Наш ребёнок не вписан в этот новый инновационный социум, а ему уготована роль жить в стране с новой экономикой.

Второй момент, который мы забываем, это то, что сегодня уже в отдельных школах Москвы и крупных региональных центров до 30% детей плохо говорят по-русски. Это дети мигрантов. Адаптировать их к жизни в новой школьной среде крайне важно. И не только для них – и их родителей. Тут важно понять, что взрослым помогают преодолеть трудности адаптационного периода их дети.

Но кроме всего, этот процесс важен для окружающих детей титульной нации. По той простой причине, что чем выше уровень толерантности в стране, тем большую долю мирового рынка высоких технологий она осваивает. Всё вышесказанное подводит нас к мысли о том, что в современных условиях возрастает необходимость вариативности образовательной системы. И сама система образования усложняется. Благодаря новым технологиям появляются иные способы получения знаний. И, как ни странно, увеличивается роль семьи в организации получения знаний ребёнком.

Кстати, до 1917 года в России было очень развито домашнее обучение. И роль семьи в образовательном процессе на протяжении разных периодов истории менялась. В отсутствие индустриальной эпохи детский труд имел распространение. Рождаемость была высокой. Появление каждого ребёнка укрепляло семью. Но даже маленький ребёнок был при этом – работник. Появление новых технологий всякий раз, напоминает нам Жорж Фридман, в разные периоды истории неминуемо способствовало снижению рождаемости. Технологии не только освобождали женщину от желания заниматься своим хозяйством, они уводили её от главной цели – рождения детей. В тех странах, где технология развивается семимильными шагами, там рождаемость падает. А в отсутствие экономических стимулов в семье ребёнок становится непосильным предприятием, делает вывод Жорж Фридман.

В современных условиях ребёнок ещё больше нуждается во внимании родителей. В то время как семья в России (да и во всём мире) переживает кризис. Ушли в прошлое многопоколенческие семьи, живущие одним укладом. Сегодня, как говорят психологи, утерян опыт «детодержания». Многие семьи состоят вообще из одного родителя.

И вопрос экономической поддержки семьи должен стать сегодня одним из главных. Профессия родителя – это государственная должность, которая поощряется из бюджета. Перераспределение богатства в пользу детей (семей) – это цена будущего страны. И нужна политическая воля, чтобы осознать важность этого шага. Потому что понять его можно только путём сравнения цивилизаций и переосмысления темы детства. Иначе, приведём опять же прогноз на будущее России, который дал Жорж Фридман, в частности, что Россия – страна с тающим населением, однобокой сырьевой экономикой, устаревшей инфраструктурой, богатейшими ресурсами и геополитическим положением, которое, учитывая экспансионистские инстинкты других стран, ещё и крайне уязвимо.

Вложения денег и других видов ресурсов в образование, воспитание, культуру, обусловленные заботой о судьбе будущих поколений, о росте интеллектуального потенциала страны и стремлением получить доходы, приобрести выгоду путём совершенствования людей и повышения уровня их профессионализма, – это и есть инвестиции в человеческий капитал.

Когда мы говорим об инвестициях в человеческий капитал, мы, прежде всего, имеем в виду вложения в детей.

Дети и молодёжь являются главной целью и одновременно движущей силой всех усилий мирового сообщества по построению модели устойчивого развития планеты, справедливого распределения её богатств, что является залогом сохранения мира и взаимопонимания между народами.

Особенности современной экономики, в значительной степени базирующейся на бурном техническом прогрессе, расцвете информационных технологий, сменяющих друг друга инноваций, предъявляют каждому последующему поколению всё более высокие требования. Именно от того, как воспринимается институт семьи, насколько желанным и престижным является рождение детей, насколько приоритетной задачей является их развитие и образование, будет зависеть и место страны в мировом сообществе, и общее направление развития планеты. Дети являются тем естественным базовым богатством, той универсальной ценностью, которая объединяет всех людей на планете, все народы, вне зависимости от жизненного уклада, религии, верований, уровня социального, культурного или экономического развития.

По оценкам ЮНИСЕФ, более 100 миллионов детей во всём мире, достигших школьного возраста, не имеют возможности начать образование. Из них 5 миллионов – в экономически развитых странах, Восточной Европе и странах СНГ. Только половина детей планеты в возрасте средней школы имеют возможность учиться. Около трети молодых жителей таких стран, как Франция, Германия и Великобритания не надеются когда-либо получить что-то большее, чем малоквалифицированная работа.

Эти данные свидетельствуют не только о неудовлетворительном положении детей и молодёжи в современном мире, но и о том, что, несмотря на не поддающуюся осмыслению пропасть в стартовых возможностях для развития нового поколения, разделяющую экономически развитые и развивающиеся страны мира, общая проблематика детства, необходимость смены парадигмы восприятия ребёнка в обществе, уделение значительно большего внимания вопросам подготовки нового поколения, рассмотрение всех связанных с этим задач и вызовов в комплексе и в стратегической перспективе является единой объединяющей всех целью, актуальной для всех государств и наций в мире.

Все люди желают лучшей жизни и счастливого будущего для наших детей. И это сильное желание одинаково разделяют люди из стран Европы и Востока, Африки и Латинской Америки. Наше отношение к детям и детству – и есть один из тех мостиков, который способен объединить разные нации, культуры и религии, и который нам сейчас так необходим.

Переосмысление нашего восприятия детства, осознание той роли, которую должно играть детство и дети в современном обществе, помогает весьма эффективно изживать многие недостатки современного мира. По оценкам правительства Канады, каждый доллар, инвестированный в развитие творческих способностей, образование и здоровье детей в раннем возрасте, позволяет сэкономить от 3 до 9 долларов, которые в будущем государству пришлось бы потратить на тюрьмы и систему социальной помощи.

В тех странах, где обществу удаётся увидеть и принять более активную роль детей, а значение детства не остаётся недооцененным, наблюдается очевидный и многообещающий цивилизационный прорыв.

Детство – новый цивилизационный тренд, вокруг которого способны объединиться поколения людей из разных стран мира и который может стать недостающим связующим звеном для сближения народов мира.

Сложные процессы, происходящие в мировом сообществе, также как и в России, свидетельствуют о том, что попытки рассматривать тему миграции и демографии, равно как и другие важные сферы, затрагивающие проблему накопления человеческого капитала, без опоры на дискурс «Детство» неизбежно терпят провал.

Тому примеры Западной Европы. Совсем недавно премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что нужно раз и навсегда отказаться от провалившейся политики мультикультурности и более агрессивно защищать западные либеральные ценности. По словам Кэмерона, доктрина мультикультурности поощряет «жизнь в разобщённых, отделённых друг от друга этнических общинах», тогда как для того, чтобы предотвратить распространение экстремизма, британцы нуждаются в более определённой и чёткой национальной идентичности. А ещё ранее канцлер

Германии сказала, что попытки её страны построить мультикультурное общество потерпели полное поражение, а концепция мультикультурности, подразумевающая, что люди, представляющие разные культурные традиции, могут мирно сосуществовать друг с другом, не работает в Германии. По словам госпожи Меркель, ислам хоть и является частью современной Германии, иммигрантам надо прилагать больше усилий для того, чтобы интегрироваться в немецкое общество, включая необходимость выучить немецкий язык.

Сегодня мы наблюдаем попытки Франции заблокировать движение поездов с африканскими беженцами из Италии и даже приостановить своё членство в Шенгенском соглашении. Швейцария вводит запрет на строительство минаретов, а партия националистов получает места в парламенте Швеции.

В нашей стране многие эксперты тоже признают, что программа толерантности, принятая за основу работы с молодёжью, не оправдала тех надежд, что на неё возлагали. В целях обеспечения собственной безопасности мигранты вынуждены селиться кучно. При этом интеграционные процессы идут крайне медленно. Общинные правила поведения мигрантов зачастую противоречат этике и нормам современного российского общества, закладывающимся под влиянием сложных глобализационных процессов в стране.

Настороженное, а зачастую и откровенно враждебное отношение к представителям иных культур и народов по всему миру достигло такого уровня, который нечасто наблюдался в истории, дополнительным стимулом этого стали продолжающийся экономический спад и обострившееся чувство культурной самоидентификации.

Мир становится открытым, и новейшая история показала, насколько катастрофичными могут быть последствия неразумной миграционной политики, неучёта демографических ситуаций. Уже сегодня эту задачу надо решать системно.

При этом крайне важно сегодня сделать больший акцент на упреждение конфликтов, необходимо занять проактивную позицию в борьбе за взаимопонимание между народами разных стран и поиске решения таких проблем. А значит, надо изучать ситуацию, отслеживать информацию, заниматься анализом, давать прогнозы, делать дорожную карту по развитию демографических и миграционных процессов. Уже сегодня и бизнес-сообщество и государство должны подключаться к этому процессу и создавать такие площадки, где бы эти прогнозы обсуждались и выстраивались принципы международного сотрудничества в экономической и политической жизни, где давались бы ориентиры для бизнеса по планируемым инвестициям. Только на таких площадках могут быть найдены решения для предупреждения и профилактики различных экономических кризисов.

Например, собственный цивилизационный уровень в народах Северной Африки настолько отличается от европейского, что все попытки модернизации извне привели её к социокультурной деградации. Сейчас судьба Африки зависит от того, какую помощь может оказать ей развитый мир. Может быть, имеет смысл уже сегодня открывать и инвестировать в производства и бизнес-образовательные программы там с тем, чтобы удержать этот растущий человеческий демографический капитал на месте. Сделать его более качественным и способствовать его развитию. Либо наоборот, как это уже делается, например, в Китае, – заниматься расширением экспорта рабочей силы.

В Китае за последние 40 лет население увеличилось почти вдвое. И меры по сдерживанию и контролю роста населения, предпринимаемые правительством республики, оказались не столь эффективными, как рассчитывали. В результате чего в отдельных регионах Китая можно наблюдать большую плотность населения на 1 кв. км. И основные усилия сегодня в Поднебесной направлены на расширение экспорта рабочей силы из густонаселённых регионов страны в малозаселённые сельскохозяйственные районы (в основном приграничные области) сопредельных государств.

При этом разработанная ими стратегия имеет в своём активе несколько направлений развития: инициирование китайскими предприятиями создания совместных предприятий с обязательным участием китайских рабочих; участие китайских специалистов на производстве в сопредельных странах с изысканием возможности пролонгации трудовых контрактов; взятие китайскими предприятиями в аренду земель, расположенных в приграничных областях сопредельных стран, и т. д.

Тут следует заметить, что мы не даём готовых решений, но предполагаем, что некоторые территории могут стать либо перенаселёнными, либо свободными, и миграционные потоки уже сейчас надо перестимулировать. Иначе перерегулирование их пройдёт стихийно. Мы даём сигнал к диалогу людей науки и бизнеса. Это сигнал к тому, чтобы усилия всех сторон объединились и дали бы синергию. После чего эти тезисы могут стать предметом внимания правителей.

Это крайне важно, потому что, занимаясь качеством человеческого капитала, страна закладывает конкурентные преимущества для своих будущих поколений. Те страны, которые оценят значение этого фактора и будут накапливать у себя таких людей, в будущем только выиграют. Надо чётко понимать уже сегодня, что в будущем борьба пойдёт вокруг качественных человеческих ресурсов.

Футуролог Жорж Фридман предсказывает, что лет через 50, например, Америка будет искать способы, как привлечь к себе мексиканцев, хотя сегодня она всяким образом ставит для них барьеры. И, возможно, уже сегодня политика США должна быть иной, нежели чем та, что проводится.

Одним словом, если человек становится ключевым ресурсом в конкуренции в будущем, то демографией и миграцией надо заниматься уже сегодня. Задумываться об этом пора как отдельным государствам, экспертам, так обычным, простым людям.

Приведём такой пример: в России сегодня среди молодёжи возобладали такие настроения, что надо куда-то из страны «валить». Куда уехать? Зачем? А может, имеет смысл остаться в РФ? И здесь в государственной политике не может быть просто агитация за то, чтоб остаться. Нужна какая-то базовая экспертная аргументация, со знаками «плюс» и «минус», чтобы люди могли сами и осознанно принять решение – уехать или остаться. А государство – могло бы бороться за гражданина.

Мы предполагаем, что совсем скоро появится мода на жизнь в той или иной стране. Примерно по типу модных клубов, где собираются мажоритарии. И все государства будут бороться за эту моду. Выиграет, опять же, та страна, которая эту моду сделает более очевидной для своего населения и народов других стран.

Если взглянуть на историческую справку, то значительную часть своего времени человечество не росло быстрыми темпами. И миллиардной отметки достигло лишь к 1804 году. Однако с этого момента хватило всего лишь 125 лет, чтобы это количество удвоилось, а затем и вовсе стало расти по экспоненте. В результате за два столетия с 1800 года число людей увеличилось в семь раз. Демографический центр тяжести приходится на слаборазвитые страны. Основной прирост населения приходится за счёт развивающихся стран. Самой густонаселённой страной к 2050 году станет Индия (1,69 млрд человек). Затем Китай (1,3 млрд человек). А Россия и Япония покинут топ-10 самых населённых стран мира. В менее развитых странах будут проживать 86% населения. При этом в развитых странах будет увеличиваться продолжительность жизни населения. К 2050 году количество пожилых людей увеличится в два раза. Всё это будет влиять на миграционные процессы. Американский философ и системный аналитик Сэмюэл Хантингтон, имеющий к тому же огромное влияние на высшие круги в США, развил теорию столкновения цивилизаций в будущем. Согласно его теории, страны столкнутся в будущем за ресурсы. С тех пор маневры Америки не идут далее столкновения других в лобовом интересе за ресурсы. Но можно двигаться в совершенно ином направлении.

Не столкновение – а альянс цивилизаций на объединительной идее Детства.

На такой альтернативной площадке могут родиться общие для мира идеи. Появиться интерактивная дорожная карта действий. Может возникнуть дискуссионная международная площадка для стран, представители которых могут влиять на общественное мировое мнение.

Вероятней всего, что первым вопросом в этом контексте станет тема будущего мира в контексте миграционных потоков. Как он будет выглядеть, этот новый мир? Каковы развилки этого будущего?

Насколько сегодняшняя ситуация угрожает общей стабильности? И тогда вот здесь могли бы выкристаллизоваться общие интересы для цивилизации.

Опять же, мы не предлагаем конкретных решений. Мы хотим, чтобы тема Детства в контексте ключевых сфер стала предметом изучения отдельных государств. Мы предлагаем эту повестку сделать одной из ключевых в политиках государств. Причём это важно не только для отдельных государств, но и для стабильности в мире. Цивилизации в целом.

Если эти процессы не учитывать, это неизбежно будет вести к столкновениям в будущем. И при развитии высоких технологий этот процесс может стать неуправляемым. А это при огромном милитаристском потенциале некоторых стран может привести к очень трагическим последствиям. Поэтому очень важно учитывать все эти моменты.

Чем хороша «детская» повестка? Тем, что это – не стратегия нивелирования заслуг других объединений. Она хороша прежде всего тем, что работает на объединение.

Если в стране демографический бум, но нет рабочих мест, образование в загоне и такая страна близка по расстоянию к более благополучной стране, то надо ожидать, что измученное бытовыми проблемами население скоро высадится на территории более благополучного соседа. Что делать тому? Ставить колючую проволоку и кордоны? Или всё-таки создавать условия для людей на их территории, помогать им увидеть, наконец, свет в конце туннеля?

Мы просто показываем, насколько важно это учитывать в эпоху информационной открытости. Ни одно государство, даже самое развитое, с этим конфликтом не может справиться в одиночку. И не только в материальном смысле. Нужны экономические обоснования, точные расчёты, и главное – осознание того, что пока на эти процессы можно влиять. Именно сегодня эти потоки можно ещё останавливать, оценивать экономически. Даже предлагать разделить расходы на преодоление этих последствий, либо на профилактику явлений, которые они могут создать в будущем. Допустим, в той же Северной Африке, при определённом политическом сопровождении, чтобы не возникали ситуации тоталитарного режима, это ещё пока возможно сделать.

Разумеется, это многофакторная и сложная игра. Сегодня пока мы видим только Америку с её политикой потенциального ослабления конкурентов через развязывание конфликтов и замыканием друг на друга. А западный регион по-прежнему является лидером мировой модернизации. Тем не менее, и в западном типе общества накапливаются серьёзные проблемы. Это и экология, и гипертрофированный культ потребления, и растущая примитивизация жизни в рамках массовой культуры. Это и проблема отношения Запада к менее развитой периферии. К сожалению, сегодня всё более даёт себя знать стремление западных лидеров использовать к своей выгоде трудности периферийных обществ, закрепить их отсталость и зависимость, превратить их в сырьевые придатки, отстойники вчерашних технологий и «грязных» производств. Это – недальновидная линия поведения, за которой стоят не просто те или иные просчёты в экономической и геополитической стратегии; она может нанести урон самим основам западной цивилизации, её ценностям гуманизма, демократии и справедливости.

А здесь появляется шанс полностью поменять политику и избежать «конфликта цивилизаций». В ситуации более ясного предвидения можно заранее запланировать свои действия для достижения благоприятного сценария. А в ситуации мирового масштаба наиболее благоприятный сценарий – это когда общества развиваются стабильно предсказуемо: экономики идут в рост, население плодится, и угроз, не зависящих от воли человека, просто не возникает.


Список источников и литературы

  1. Джордж Фридман, «Будущие 100 лет». Пер. с англ. – Коммерсант. – 2011.
  2. С.П. Капица. Парадоксы роста. Законы развития человечества. – Альпина нон-фикшн. – 2010.
  3. А.Г. Вишневский. Серп и рубль: консервативная модернизация в СССР. – ВШЭ ГУ. – 2010.
  4. А.Г. Вишневский. Сбережение народа или депопуляция России. – ВШЭ ГУ. – 2010.
  5. Данные Росстата РФ, 2010.
  6. Программа ЮНЕСКО по международной миграции, доклад «Опыт бюро ЮНЕСКО в Москве», 2010.
  7. Исследования и данные Общественного фонда «Миграция XXI века», 2010.
  8. Исследования и данные Института социологии ИМЭМО РАН, 2010.
  9. Исследования и данные Центра мигрантских исследований, 2009.
  10. Исследования и данные Института демографии Высшей школы экономики НИУ ГУ, 2010.



Оглавление

COPYRIGHT © 2005-2014 | сопровождение сайта www.astramarketing.ru
Рейтинг@Mail.ru